Обзор судебной практики Арбитражного суда Нижегородской области по делам, связанным с добровольным страхованием 2016 г.

Основную категорию дел, связанных с применением законодательства, регулирующего отношения по добровольному страхованию, составляют дела, возникающие из споров по договорам страхования транспортных средств (КАСКО).

В рамках привлечения к административной ответственности страховых организаций и оспаривания предписаний контролирующих органов за 2016 год Арбитражным судом Нижегородской области рассмотрено 49 дел. Среди указанной категории дел судебных актов отмененных судами вышестоящих инстанций не имеется.

Ниже приводятся отдельные вопросы, возникающие при рассмотрении споров, связанных с применением нормативно-правовых актов, регулирующих отношения по добровольному страхованию, и выработанные по ним позиции суда.

1. Не являются ничтожными как противоречащие пункту 1 статьи 963 Гражданского кодекса Российской Федерации согласованные сторонами условия Правил страхования об освобождении страховщика от выплаты страхового возмещения в случае наступления страхового случая – пожара, вследствие поломки, технической неисправности отдельных узлов и деталей.

Обстоятельства дела: Общество (страхователь) обратилось с исковым заявлением в арбитражный суд к Страховой компании (страховщику) о взыскании суммы страхового возмещения, процентов за пользование чужими денежными средствами, расходов по оплате услуг представителя и расходов по уплате государственной пошлины.

Судами первой и апелляционнойинстанций установлено, что Общество и Страховая компания заключили договор страхования транспортного средства (КАСКО), объектом страхования являлось транспортное средство.

Договор страхования заключен сторонами в соответствии с Правилами комплексного страхования транспортных средств, утвержденными страховщиком.

В период действия договора страхования, во время движения застрахованного транспортного средства произошло возгорание в передней его части. В результате пожара транспортное средство полностью уничтожено огнем.

Посчитав, что наступившее событие обладает признаками страхового случая, страхователь обратился к страховщику с требованием о выплате страхового возмещения.

Страховщик отказал в осуществлении страховой выплаты, указав, что страховым случаем является не факт самого повреждения застрахованного транспортного средства, а факт его повреждения вследствие наступления одного из определенных сторонами договора событий, сославшись на пункт Правил страхования, в соответствии с которым по риску "Ущерб" страховым случаем является пожар, возникший в результате внешнего воздействия.

Суд первой инстанции, исходя из доказанности наступления страхового случая и отсутствия в материалах дела доказательств наличия оснований для освобождения ответчика от обязанности по выплате страхового возмещения, удовлетворил заявленные требования, частично взыскав со страховщика сумму страхового возмещения, проценты за пользование чужими денежными средствами, расходы по оплате государственной пошлины, расходы на оплату услуг представителя.

Суд апелляционной инстанции постановлением оставил решение суда первой инстанции без изменения, подтвердив его законность и обоснованность.

Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводам, что условие об освобождении страховщика от выплаты страхового возмещения в случае наступления страхового события, является ничтожным, поскольку противоречит положениям статьи 963 Гражданского кодекса Российской Федерации. Доказательств совершения Обществом умышленных действий, последствием которых явилось наступление страхового случая, в материалах дела не имеется.

На основании изложенного, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что произошедшее событие является страховым случаем, предусмотренным договором страхования.

Суд кассационной инстанции, не согласившись с указанными выводами нижестоящих судов, отменил принятые судебные акты и отказал в удовлетворении иска, указав следующее.

На основании статей 421, 929, 942 и 943 Гражданского кодекса Российской Федерации в договорах имущественного страхования стороны вправе определить и согласовать условия, при наступлении которых у страховщика не возникает обязанности выплатить страховое возмещение.

Материалами дела подтверждается, что стороны на добровольной основе определили условия, при которых страховщик будет обязан произвести выплату страхового возмещения, а также условия, при которых убытки не покрываются страховой защитой, при этом стороны отдельно оговорили события, которые не являются страховыми случаями и не влекут, соответственно, для страховщика каких-либо обязательств по заключенному договору страхования.

На протяжении срока действия договора страхования страхователь не воспользовался правом на внесение изменений либо исключения из Правил страхования условий определяющих те или иные события страховыми (не страховыми).

В пункте Правил страхования предусмотрено, что страховым случаем по риску «ущерб» является пожар, возникший в результате внешнего воздействия.

Эксперты, проводившие судебную экспертизу, установили причину возгорания застрахованного транспортного средства ‒ аварийный режим работы электрооборудования, электропроводки и опровергли версию занесения источника открытого огня, то есть отсутствие внешнего воздействия на застрахованное транспортное средство, поэтому применительно к условиям заключенного договора страхования и Правилам страхования, являющихся неотъемлемой частью договора страхования, заявленное страхователем событие является не страховым случаем, а страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения.

Вывод судов о ничтожности названных пунктов Правил страхования и их противоречии пункту 1 статье 963 Гражданского кодекса Российской Федерации ошибочен.

В статье 963 Гражданского кодекса Российской Федерации речь идет об основаниях освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения при наступлении страхового случая, в то время как в рассмотренном споре в принципе отсутствует страховой случай.

Ссылка судов первой и апелляционной инстанций на пункт 9 информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.11.2003 № 75 несостоятельна, поскольку названные в данном пункте разъяснения относятся лишь к условиям договоров (правил) имущественного страхования об отказе в выплате страхового возмещения вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя, которые являются ничтожными, как противоречащие требованиям абзаца второго пункта 1 статьи 963 Гражданского кодекса Российской Федерации (А43-10785/2015).

 

2. Заключение договора страхования имущества не ставится законодателем в зависимость от наличия права собственности или иного комплекса прав на спорное имущество, а может быть связано с наличием заинтересованности страхователя в сохранении этого имущества, вызванной, в частности, возможностью несения убытков при компенсации собственнику стоимости утраченного имущества.

Обстоятельства дела: Общество (страхователь) и Страховая компания заключили договор страхования путем выдачи страхователю генерального полиса транспортного страхования грузов.

Выгодоприобретателем по договору определен поставщик (продавец) или получатель груза (покупатель) по договору поставки, каждый в отношении страховых случаев, произошедших в момент, когда соответствующая сторона по договору поставки несет риск утраты или повреждения имущества.

Согласно договору страхования страховщик обязался за обусловленную страховую премию при наступлении предусмотренного договором события (страхового случая) возместить страхователю (выгодоприобретателю) причиненные вследствие этого события убытки в застрахованных партиях груза, в отношении которых в установленный договором срок страхователь предоставил соответствующую информацию.

Объектом страхования являются не противоречащие законодательству Российской Федерации имущественные интересы страхователя, связанные с владением, пользованием и распоряжением грузом, принятым к перевозке (экспедированию), указанным в декларации и подпадающим под категории, в том числе товары народного потребления.

Ответственность страховщика начинается с момента окончания погрузки, продолжается в течение всей перевозки и заканчивается в момент начала разгрузки.

Общество заключило с третьим лицом договор об оказании транспортно-экспедиционных услуг, по условиям которого Общество обязалось за вознаграждение и за счет заказчика оказывать транспортные и экспедиционные услуги, связанные с перевозкой груза. В соответствии с данным договором Общество несет полную материальную ответственность за утрату груза с момента принятия его к перевозке и до момента выдачи грузополучателю.

Общество (страхователь) исполнило условия договора страхования, направив Страховой компании декларацию об отгрузке по генеральному полису груза по товарным накладным.

Выгодоприобретателем по данной декларации является Общество (страхователь). В декларации указан государственный регистрационный номер транспортного средства, маршрут доставки груза, период страхования, перевозчик и водитель.

Страховой компанией принята декларация к страхованию, о чем свидетельствует соответствующая отметка полномочного представителя страховщика.

В период действия страхования произошел страховой случай, а именно: обнаружена утрата груза, указанного в декларации, груз не доставлен грузополучателю.

По факту пропажи груза возбуждено уголовное дело, потерпевшим признано третье лицо, заключившее с Обществом договор об оказании транспортно-экспедиционных услуг, которому преступлением причинен ущерб.

Посчитав указанное событие страховым случаем, Общество (страхователь) обратился к Страховой компании с требованием о выплате страхового возмещения, размер которого оно определило на основании стоимости груза, указанного в товарных накладных, за вычетом размера безусловной франшизы.

Неисполнение Страховой компанией требования по выплате страхового возмещения послужило основанием для обращения страхователя в арбитражный суд с требованием о взыскании страхового возмещения.

Суд первой инстанции, установив факт наступления страхового случая и размер ущерба, что в силу статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации влечет за собой обязанность по выплате страхового возмещения, удовлетворил указанный иск. Первый арбитражный апелляционный суд оставил решение суда первой инстанции без изменения по тем же основаниям.

Проверив законность и обоснованность судебных актов судов первой и апелляционной инстанции, суд округа не нашел правовых оснований для отмены обжалованных судебных актов, указав следующее.

Согласно пункту 1 статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

В статье 9 Закона Российской Федерации от 27.11.1992 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» предусмотрено, что страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

В соответствии со статьей 943 Гражданского кодекса Российской Федерации условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования).

Согласно Правилам страхования при условиях страхования «С ответственностью за все риски» страховщик обязан возместить убытки страхователя (выгодоприобретателя) от повреждения, полной гибели или утраты всего или части груза, произошедшие по любой причине, кроме установленных Правилами страхования случаев.

Имущество может быть застраховано по договору страхования в пользу лица (страхователя или выгодоприобретателя), имеющего основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении этого имущества (пункт 1 статьи 930 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Перевозчик груза, не являясь собственником перевозимого имущества, в силу пункта 1 статьи 796 Гражданского кодекса Российской Федерации несет ответственность за его сохранность.

Договор страхования грузов, транспортируемых истцом, заключен в целях исполнения обязательств, возникающих при осуществлении транспортно-экспедиционных услуг, и с целью минимизации возможных убытков, причиненных утратой имущества в процессе транспортировки.

В договоре об оказании транспортно-экспедиционных услуг предусмотрено, что Общество обязалось нести полную материальную ответственность за утрату груза с момента принятия его к перевозке и до момента выдачи грузополучателю.

Кроме того, в договоре страхования стороны определили, что выгодоприобретатель может назначаться страхователем отдельно по каждой застрахованной партии груза. Данные о назначенном выгодприобретателе указываются в декларации.

Согласно декларации об отгрузке по генеральному полису от выгодоприобретателем определено Общество (страхователь), что не противоречит статье 421 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Таким образом, Общество правомерно предъявило требование о страховом возмещении убытков, причиненных в результате наступления страхового случая.

Факт отсутствия в материалах дела доказательств выплаты Обществом третьему лицу, заключившему с Обществом договор денежных средств в счет возмещения ущерба не имеет правового значения для рассматриваемого спора, обстоятельства, являющиеся основанием для применения к спорным правоотношениям статьи 951 Гражданского кодекса Российской Федерации, Страховой компанией не доказаны.

На основании изложенного, суды первой и апелляционной инстанций правомерно взыскали со Страховой компании в пользу Общества заявленную сумму страхового возмещения (А43-195/2015).

 

 

3. Учитывая положения пункта 2 статьи 1, статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации о свободе заключения договора, утрата товарной стоимости поврежденного транспортного средства не подлежит возмещению по договору добровольного страхования имущества при наличии в таком договоре (соответствующих правилах страхования) не оспариваемого сторонами и не противоречащего действующему законодательству условия о способе расчета убытков, исключающего из подлежащей возмещению суммы размер утраты товарной стоимости.

Обстоятельства дела: физическое лицо (страхователь) и Страховая компания (страховщик) заключили договор добровольного страхования транспортных средств по риску "КАСКО", в подтверждение чего выдан полис.

В период действия договора страхования транспортному средству страхователяпричинены механические повреждения.

В связи с наступлением страхового случая страхователь обратился к Страховой компании с заявлением о проведении независимой оценки утраты товарной стоимости и перечислении причитающейся денежной суммы на свой счет.

Впоследствии между физическим лицом (цедент) и индивидуальным предпринимателем (цессионарий) подписан договор цессии (уступки права требования), по условиям которого цедент уступает, а цессионарий принимает в полном объеме все принадлежащие цедентуправа требования к Страховой компании.

Поскольку Страховой компанией требование индивидуального предпринимателя о выплате страхового возмещения и иных расходов не удовлетворено, последний обратился с настоящим иском в арбитражный суд .

Суд первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказал.

Суд апелляционной инстанции постановлением оставил решение суда первой инстанции без изменения, подтвердив его законность и обоснованность и указав следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 927 Гражданского кодекса Российской Федерации страхование осуществляется на основании договоров имущественного или личного страхования, заключаемых гражданином или юридическим лицом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком).

По договору имущественного страхования в силу пунктов 1 и 2 статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

По договору имущественного страхования может быть застрахован риск утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества. Имущество может быть застраховано по договору страхования в пользу лица (страхователя или выгодоприобретателя), имеющего основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении этого имущества (пункт 1 статьи 930 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Статьей 943 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования).

Статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В силу пункта 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 № 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" по общему правилу стороны обязательства вправе по своему усмотрению ограничить ответственность должника (п. 4 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Заключение такого соглашения не допускается и оно является ничтожным, если нарушает законодательный запрет (п. 2 ст. 400 Гражданского кодекса Российской Федерации) или противоречит существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства (например, ничтожными являются условия договора охраны или договора перевозки об ограничении ответственности профессионального исполнителя охранных услуг или перевозчика только случаями умышленного неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства).

В соответствии с пунктом 3 статьи 3 Закона Российской Федерации от 27.11.1992 №4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" (в редакции, действовавшей на момент заключения договора страхования) добровольное страхование осуществляется на основании договора страхования и правил страхования, определяющих общие условия и порядок его осуществления. Правила страхования принимаются и утверждаются страховщиком или объединением страховщиков самостоятельно в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и настоящим Законом и содержат положения о субъектах страхования, об объектах страхования, о страховых случаях, о страховых рисках, о порядке определения страховой суммы, страхового тарифа, страховой премии (страховых взносов), о порядке заключения, исполнения и прекращения договоров страхования, о правах и об обязанностях сторон, об определении размера убытков или ущерба, о порядке определения страховой выплаты, о случаях отказа в страховой выплате и иные положения.

На основании пункта 1 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

Утрата товарной стоимости представляет собой уменьшение стоимости транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением товарного (внешнего) вида автомобиля и его эксплуатационных качеств в результате снижения прочности и долговечности отдельных деталей, узлов и агрегатов, соединений и защитных покрытий вследствие дорожно-транспортного происшествия и последующего ремонта.

Утрата товарной стоимости относится к реальному ущербу наряду со стоимостью ремонта и запасных частей автомобиля, поскольку уменьшение его потребительской стоимости нарушает права владельца транспортного средства, и в ее возмещении страхователю не может быть отказано (п. 41 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.06.2013 № 20 "О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан").

В то же время по смыслу положений статьи 942 Гражданского кодекса Российской Федерации утрата товарной стоимости не может быть признана самостоятельным страховым риском, так как она является составной частью страхового риска "ущерб" (при наступлении страхового случая утрата товарной стоимости входит в объем материального ущерба, причиненного транспортному средству в связи с повреждением в результате дорожно-транспортного происшествия).

Между тем, учитывая положения пункта 2 статьи 1, статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации о свободе заключения договора и определения любых его условий, не противоречащих законодательству, утрата товарной стоимости поврежденного транспортного средства не подлежит возмещению по договору добровольного страхования имущества при наличии в таком договоре (соответствующих правилах страхования) не оспариваемого сторонами и не противоречащего действующему законодательству условия о способе расчета убытков, исключающего из подлежащей возмещению суммы размер утраты товарной стоимости.

При этом при толковании условий договора и соответствующих правил страхования разъяснения пункта 41 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.06.2013 № 20 "О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан" следует применять в совокупности в разъяснениями, данными в пункте 23 названного постановления, согласно которым стороны вправе включать в договор добровольного страхования имущества, в том числе условие о способе расчета убытков.

В соответствии со статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Следовательно, положения Гражданского кодекса Российской Федерации о полном возмещении вреда являются диспозитивными, поскольку стороны в договоре вправе предусмотреть возмещение убытков в меньшем размере.

Как разъяснено в пункте 24 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.11.2003 № 75 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования", обязательство страховщика по выплате страхового возмещения возникает из договора страхования и не является ответственностью за убытки, причиненные в результате страхового случая. После вступления договора страхования в силу у страховщика возникает собственное обязательство выплатить при наступлении страхового случая определенную денежную сумму в порядке, на условиях и в сроки, которые указаны в договоре.

Таким образом, размер обязательств по возмещению ущерба определяется именно исходя из положений договора страхования. Данная позиция отражена в определениях Верховного суда Российской Федерации от 01.07.2015 №306-ЭС15-5068, от 02.02.2016 №304-ЭС15-18596.

Правила добровольного страхования транспортных средств и спецтехникиявляются неотъемлемой частью полиса.

Согласно Правилам страхования, если иное не предусмотрено договором, не возмещается ущерб, вызванный утратой товарной стоимости транспортного средства.

Таким образом, заключив договор страхования, стороны согласовали, что договор страхования исключает утрату товарной стоимости из страхового возмещения, так как стороны согласовали способ и порядок расчета убытков без учета утраты товарной стоимости.

Учитывая вышеизложенное, суд апелляционной инстанции сделал вывод о том, что суд первой инстанции обоснованно отказал в удовлетворении иска (А43-24319/2016).

Вместе с тем, необходимо отметить, что судом апелляционной инстанции при рассмотрении аналогичных споров высказывалась иная позиция, которая заключается в том, что условия договора страхования или соответствующих Правил, исключающие из страхового случая риск утраты товарной стоимости, сами по себе не могут являться основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании страхового возмещения.

Обстоятельства дела: Общество обратилось с исковым заявлением в арбитражный суд к Страховой компании (страховщику) о взыскании утраты товарной стоимости, расходов по оплате услуг независимого оценщика, почтовых расходов.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом первой инстанции, физическим лицом (страхователем) застрахован автомобиль в Страховой компании на основании договора добровольного комплексного страхования транспортных средств "КАСКО", что подтверждается полисом.

В период действия договора страхования произошло дорожно-транспортное происшествие с участием застрахованного автомобиля, в результате которого автомобилю причинены механические повреждения.

В последующем между физическим лицом (страхователем, цедентом) и Обществом (цессионарием) заключен договор уступки права требования (цессии).

На основании договора уступки Общество обратилось к Страховой компании за возмещением утраты товарной стоимости, в удовлетворении которого было отказано, что послужило основанием для обращения Общества с исковым заявлением в арбитражный суд.

Суд первой инстанции отказал Обществу в удовлетворении исковых требований, поскольку заключенный сторонами договор страхования не содержит указания о страховом риске утраты товарной стоимости, а следовательно, своим соглашением стороны договора добровольного страхования урегулировали, что страховая сумма по риску "ущерб" не покрывает утрату товарной стоимости поврежденного транспортного средства.

Суд апелляционный инстанции с выводами суда первой инстанции не согласился на основании следующего.

В соответствии со статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Как разъяснено в пункте 41 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.06.2013 № 20 "О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан"утрата товарной стоимости представляет собой уменьшение стоимости транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением товарного (внешнего) вида транспортного средства и его эксплуатационных качеств в результате снижения прочности и долговечности отдельных деталей, узлов и агрегатов, соединений и защитных покрытий вследствие дорожно-транспортного происшествия и последующего ремонта.

Исходя из положений статьи 942 Гражданского кодекса Российской Федерации утрата товарной стоимости не может быть признана самостоятельным страховым риском, так как она является составной частью страхового риска "ущерб" (при наступлении страхового случая утрата товарной стоимости входит в объем материального ущерба, причиненного транспортному средству в связи с повреждением в результате дорожно- транспортного происшествия).

Таким образом, условия договора страхования или соответствующих правил, исключающие из страхового случая риск утраты товарной стоимости, сами по себе также не могут являться основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании страхового возмещения.

На основании вышеизложенного, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что решение суда первой инстанции подлежит отмене (А43-21121/2016).

Аналогичная позиция содержится в постановлении суда апелляционной инстанции по делу №А43-19312/2016.

Вышеуказанные акты рассмотрены судом первой инстанции в порядке упрощенного производства и в суд кассационной инстанции не обжаловались.

 

4. Право требования неустойки, установленной пунктом 5 статьи 28 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 "О защите прав потребителей", не может быть передано по договору цессии.

Обстоятельства дела: между Страховой компанией и физическим лицом (страхователем) заключен договор страхованияавтомобиля (КАСКО).

В период действия договора страхования произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого указанное транспортное средство получило механические повреждения.

В связи с повреждением застрахованного транспортного средства страхователь обратился к страховщику с заявлением о выплате страхового возмещения.

Решением суда общей юрисдикции с страховой компании в пользу физического лица взыскано страховое возмещение, штраф исудебные расходы.

Физическое лицо обратилось с претензией к Страховой компании с требованием об уплате пени, которая осталась страховщиком без удовлетворения.

Впоследствии физическое лицо (страхователь, цедент) передало Обществу (цессионарий) в полном объеме права требования к Страховой компании, в том числе право получения неустойки, предусмотренной статьей 28 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 "О защите прав потребителей", процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Дополнительным соглашением к договору уступки права требования (цессии) стороны согласовали, что цедент также уступает, а цессионарий принимает право требования суммы штрафа, предусмотренного Законом РФ от 07.02.1992 № 2300-1 "О защите прав потребителей", за неудовлетворение законных требований цедента о выплате должником законной неустойки в добровольном порядке.

Поскольку Страховой компанией требование о выплате неустойки в добровольном порядке не удовлетворено, истец, ссылаясь на положения Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 "О защите прав потребителей", обратился с иском в арбитражный суд.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены решения суда первой инстанции, указав следующее.

В соответствии со статьей 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

Статьей 383 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается.

Проанализировав положения пунктов 1, 6 статьи 13 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 "О защите прав потребителей", преамбулы указанного закона, суд первой инстанции с учетом буквального толкования вышеуказанных норм правомерно пришел к выводу, что Общество не могло приобрести право требования установленной пунктом 5 статьи 28 названного Закона неустойки (А43-32788/2015).

Определением Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 08.08.2016 производство по кассационной жалобе прекращено.

 

5. Установленный пунктом 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации годичный срок исковой давности на предъявление требования о признании договора страхования недействительным исчисляется с момента его заключения, в связи с тем, что в соответствии с гражданским законодательством страховщик проверяет сведения, предоставленные к моменту подписания договора для оценки страхового риска.

Обстоятельства дела: Страховая компания и Общество заключили договор страхования имущества, который заключен на основании информации, указанной страхователем в заявлении. Предметом страхования по названному договору является изменяющийся (переменный) остаток товаров в обороте, расположенный в месте страхования.

Страховые риски и условия страхования определены сторонами в Правилах страхования, являющимися неотъемлемой частью договора.

Общество обратилось к Страховой компании с заявлением об осуществлении страховой выплаты в связи с уничтожением имущества в результате пожара.

В ходе рассмотрения и проверки заявления Страховая компания установила, что застрахованные товарно-материальные ценности хранились Обществом не на открытых площадках, как это указано в его заявлении, а в поврежденном огнем помещении.

Посчитав договор страхования имущества недействительным в связи с тем, что при его заключении ответчик сообщил страховщику заведомо недостоверные сведения, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления, Страховая компанияобратилась в арбитражный суд с иском.

Суд первой инстанции решением, оставленным без измененияпостановлением суда апелляционной инстанции, отказал вудовлетворении исковых требований в связи с пропуском срока исковой давности.

Суд округа не нашел правовых оснований для отмены обжалованных судебных актов, указав следующее.

При заключении договора страхования страхователь обязан сообщить страховщику известные страхователю обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска), если эти обстоятельства не известны и не должны быть известны страховщику (пункт 1 статьи 944 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Если после заключения договора страхования будет установлено, что страхователь сообщил страховщику заведомо ложные сведения об обстоятельствах, указанных в пункте 1 данной статьи, страховщик вправе потребовать признания договора недействительным и применения последствий, предусмотренных пунктом 2 статьи 179 названного Кодекса (пункт 3 статьи 944 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 1 статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Согласно пункту 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год.

Течение этого срока начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

В рассмотренном деле течение срока исковой давности, составляющего один год, по требованию страховщика о признании договора страхования недействительным начинается со дня, когда страховщик узнал или должен был узнать о сообщении страхователем заведомо ложных сведений.

Как следует из представленных материалов, страховщик положился на добросовестность страхователя и не проверил предоставленные им сведения.

Суды первой и апелляционной инстанций обоснованно сочли, что о нарушении своего права страховщик должен был узнать с даты заключения договора, при этом суды правомерно отметили, что в соответствии с гражданским законодательством страховщик проверяет сведения, предоставленные страхователем к моменту подписания договора, для оценки страхового риска(А43-18276/2015).

Имущественный спор

Укажите сумму иска (руб):  

Неимущественный спор

Классификация спора:


по

Сумма задолженности 0 руб. 0 коп. , в том числе НДС 18% 0 руб. 0 коп.
Период просрочки с по :
Ставка рефинансирования: 8.25%
Проценты итого за период = -

Вид спора:

Имущественный спор
Неимущественный спор