Сообщение об ошибке

  • Notice: Undefined index: 1 в функции user_node_load() (строка 3582 в файле /var/www/modules/user/user.module).
  • Notice: Trying to get property of non-object в функции user_node_load() (строка 3582 в файле /var/www/modules/user/user.module).
  • Notice: Undefined index: 1 в функции user_node_load() (строка 3583 в файле /var/www/modules/user/user.module).
  • Notice: Trying to get property of non-object в функции user_node_load() (строка 3583 в файле /var/www/modules/user/user.module).
  • Notice: Undefined index: 1 в функции user_node_load() (строка 3584 в файле /var/www/modules/user/user.module).
  • Notice: Trying to get property of non-object в функции user_node_load() (строка 3584 в файле /var/www/modules/user/user.module).

Обзор судебной практики Арбитражного суда Нижегородской области

Обзор материалов судебной практики
Арбитражного суда Нижегородской области
по делам, связанным с защитой интеллектуальной собственности.



     С 1 января 2008 года вводится в действие часть четвертая Гражданского кодекса Российской Федерации, содержащая раздел VII«Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации», с введением которой будет осуществлено полное сосредоточение в ГК РФ всего гражданского законодательства об интеллектуальной собственности и ряда неразрывно связанных с ним иных норм (регистрационных правил). Это повлечет отмену с указанной даты действующих в настоящее время федеральных законов 1992 - 1993 гг. об отдельных видах интеллектуальной собственности. Кроме того, утратят силу и перестанут действовать на территории России основные кодификационные акты отечественного гражданского законодательства советского времени, сохранявшиеся до сих пор в силе в части отдельных, относящихся к сфере интеллектуальной собственности норм, не замещенных федеральными законами.
     В то же время в силу ст. 4 ГК РФ и после 1 января 2008 года к отношениям (правам и обязанностям), возникшим до этой даты, будут применяться нормы ныне действующего законодательства об интеллектуальной собственности.
     Исходя из этого и выполнен настоящий обзор, охватывающий период с 1 января 2006 года по 29 октября 2007 года.
     За указанный период судом вынесено 35 решений по спорам, связанным с защитой авторского права (19 решений), защитой товарного знака (9 решений), защитой фирменного наименования (2 решения), защитой патента (1 решение) другим спорам, связанным с защитой интеллектуальной собственности (4 решения).  
     
     

I. Защита авторского права.

     
     1. Воспроизведение, сообщение и публичный показ в сети Интернет карт либо их фрагментов, в т.ч. если копирование было произведено с общедоступных и не содержащих знаков охраны авторского права экземпляров, допускается только на основании авторского договора о передаче исключительных прав.
     
     Дело № А43-4363/2007 39-79
     
     Общество 1 обратилось в арбитражный суд к Обществу 2 с иском о взыскании денежной компенсации за нарушение исключительных авторских прав.
     В обоснование заявленных требований Общество 1 указало на то, что ответчик, разместив в сети Интернет информацию о своем местонахождении с использованием фрагментов картографического изображения, созданного истцом, нарушил исключительные авторские права последнего.
     Ответчик возразил против исковых требований, сославшись на то, что использовал фрагмент, скопированный им с карты, размещенной на общедоступном сайте, не принадлежащем истцу, и не содержащей знаков охраны авторского права.
     В процессе рассмотрения дела судом установлено, что Общество 1 является обладателем исключительного права автора на электронную карту-панораму «Панорама Нижнего Новгорода для Интернет», фрагмент которой размещен Обществом 2 на своем сайте для обозначения схемы проезда до его местонахождения. Договор о передаче истцом ответчику исключительных авторских прав на указанное использование карты-панорамы в материалы судебного дела не представлен.
     Суд удовлетворил требования истца исходя из следующего. 
     К исключительным правам автора на использование произведения, в числе прочих, относятся право на воспроизведение (изготовление одного или более экземпляров произведения или его части в любой материальной форме), право на публичный показ, право на сообщение произведения (ст.ст. 4, 16 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»). Указанные имущественные права могут быть переданы другому лицу только на основании авторского договора о передаче исключительных прав (ст. 30 названного Закона). Лица, воспроизводящие произведение, публично показывающие или сообщающие его в отсутствие названного авторского договора, являются нарушителями авторских прав (ст. 48 этого же Закона), обладатель которых вправе требовать по своему выбору от них вместо возмещения убытков выплаты компенсации, подлежащей взысканию при доказанности факта правонарушения независимо от наличия или отсутствия убытков (ст. 49 того же Закона).
     Возражения ответчика были отклонены, при этом суд указал на то, что использование другими лицами карты (в т.ч. без указания автора) при составлении сайтов в сети Интернет не предоставляет Обществу 2 права на использование этой карты или ее фрагмента без согласия автора и выплаты ему авторского вознаграждения.
     
     2. Размещение на сайте в сети Интернет с целью привлечения клиентов правомерно обнародованного объекта авторского права, не может быть расценено как использование этого объекта в личных целях, а потому требует согласия автора и выплаты авторского вознаграждения.
     
     Дело № А43-6226/2006 23-134
     
     В арбитражный суд обратилось Федеральное агентство геодезии и картографии с иском к Обществу о взыскании денежной компенсации за нарушение исключительных авторских прав.
     В обоснование заявленных требований истец указал, что ответчик неправомерно использовал путем воспроизведения, сообщения и публичного показа фрагменты карт, исключительные права на которые принадлежат Российской Федерации.
     Ответчик, подтвердив факт использования фрагментов карт, возразил против исковых требований, сославшись на то, что использовал их исключительно в личных целях, а именно в целях обозначения для своих сотрудников места проведения Обществом учебного тренинга, и в силу ст. 18 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» не должен был получать согласие автора и выплачивать ему авторское вознаграждение. 
     В процессе рассмотрения дела судом установлено, что истец является органом, представляющим интересы государства по защите его исключительных прав на картографические произведения. Ответчиком неправомерно, т.е. без согласия автора и без выплаты ему авторского вознаграждения, на сайте Общества в сети Интернет размещены фрагменты правомерно обнародованных топографической и общегеографической карт, исключительные авторские права на которые принадлежат Российской Федерации.
     Удовлетворяя требования истца, суд отклонил доводы ответчика исходя из следующего.
     Ст. 18 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» действительно установлена возможность использования в личных целях правомерно обнародованного объекта авторского права без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения. Однако Общество использовало фрагменты карт в целях извлечения прибыли, что возможно только на основании авторского договора. 
     Окружной суд оставил решение без изменения, указав при этом, что Общество при размещении фрагменты карт преследовало цель привлечения клиентов в свой отель, так как содержание материалов сайта ответчика (сведения о гостинице, описание отдыха, фотографии прилегающей территории) адресовано неограниченному кругу лиц, а не только участникам семинара-тренинга.
     
     3. Лицо, в чьих интересах используется контрафактный экземпляр программного продукта, установленный на компьютере, находящемся в принадлежащем ему помещении, является нарушителем исключительных авторских прав на этот программной продукт.
     
     Дело № А43-1355/2006 39-32
     Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании денежной компенсации за нарушение исключительных прав истца на программный продукт.
     В обоснование заявленных требований истец указал на то, что ответчиком использовался контрафактный экземпляр программного обеспечения, обладателем исключительных прав на которое является закрытое акционерное общество.
     Ответчик возразил против требований истца, сославшись на то, что компьютер, на котором установлен контрафактный экземпляр программы, принадлежит физическому лицу (руководителю общества).
     В процессе рассмотрения дела судом установлено следующее.
     Истец является обладателем исключительных прав на программу «1С Предприятие 7.7 (сетевая версия) Комплексная поставка».
     В ходе проведения проверки ОБЭП УВД из офисного помещения ответчика был изъят системный блок компьютера с записанным на его жесткий диск контрафактным экземпляром указанной программы, которая использовалась в целях создания различного рода документов для общества с ограниченной ответственностью.
     Суд удовлетворил исковые требования исходя из следующего.
     Запись произведения в память ЭВМ является воспроизведением произведения (ст. 4 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»). Контрафактными являются экземпляры произведения, изготовление или распространение которых влечет за собой нарушение авторских и смежных прав (ст. 48 того же Закона). Запись произведения в память ЭВМ с контрафактного экземпляра является нарушением исключительного авторского права на воспроизведение произведения, поскольку отсутствует разрешение обладателя этого права. Обладатели исключительных прав вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации (ст. 49 названного Закона).
     Довод ответчика о том, что компьютер принадлежит не ему, а другому лицу судом отклонен, так как использование программы осуществлялось руководителем общества в режиме деятельности организации.
     
     4. Введение контрафактных экземпляров произведения в гражданский оборот не порождает права на их дальнейшее распространение.
     
     Дело № А43-5510/2007 15-146
     
     Общество обратилось в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании компенсации за нарушение исключительных имущественных авторских прав на аудиовизуальные произведения.
     Ответчик исковые требования признал.
     Как установлено судом, Общество является обладателем исключительных имущественных авторских прав на аудиовизуальные произведения в формате DVD. Ответчик в ходе предпринимательской деятельности приобрел, а затем выставил на продажу контрафактные (согласно заключению эксперта) экземпляры этих произведений.
     Суд удовлетворил требования истца, исходя из следующего.
     По общему правилу распространение экземпляров произведения, в т.ч. их продажа, в отсутствие авторского договора является нарушением исключительных имущественных авторских прав. 
     В то же время ст. 16 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» установлено исключение из этого правила: если экземпляры правомерно опубликованного произведения введены в гражданский оборот посредством их продажи, то допускается их дальнейшее распространение без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения. Т.о., необходимым условием дальнейшего распространения экземпляров произведения без согласия автора является правомерные изготовление и первоначальная продажа этих экземпляров.
     Экземпляры произведений, выставленных на продажу Ответчиком, воспроизведены (изготовлены) без согласия Общества, что в силу выше указанной статьи также является нарушением авторских прав.  
     Экземпляры произведений, изготовление которых влечет за собой нарушение авторских и смежных прав, являются контрафактными (п. 3 ст. 48 названного Закона) и не могут быть правомерно введены в гражданский оборот.
     Следовательно, лицо, распространяющее приобретенные им контрафактные экземпляры произведения, несет ответственность за нарушение исключительных прав на это произведение, поскольку не имеет прав на их распространение.
     
     

II. Защита товарного знака.


     5. Использование организацией в фирменном наименовании словосочетания, состоящего из общеупотребляемых слов, лишенных признаков оригинальности, но в то же время являющихся фрагментами словесного элемента товарного знака, зарегистрированного другим лицом, при наличии графических и фонетических различий, ощутимых при написании и произнесении фирменного наименования и словесного элемента торгового знака, не является нарушением исключительных прав на указанный товарный знак.
     
     Дело № А43-6017/2007 39-138
     
     В арбитражный суд обратилось общество 1 с иском к обществу 2 об исключении из наименования последнего сочетания слов «строй» и «мастер», а также о прекращении использования в хозяйственной деятельности зарегистрированного товарного знака заявителя.
     Иск мотивирован тем, что ответчик использует без разрешения правообладателя указанный товарный знак (в качестве фирменного наименования) при введении в гражданский оборот товаров, сходных с товарами истца, на индивидуализацию которых направлен товарный знак. 
     В процессе рассмотрения дела судом установлено, что истец является обладателем исключительного права на комбинированный товарный знак, содержащий словесный элемент «Мастер-Строй», в отношении товаров и услуг 06 класса МКТУ.
     После регистрации истцом товарного знака ответчик в установленном порядке зарегистрировал фирменное наименование, содержащее словесный элемент «Строймастер». 
     Суд отказал истцу в удовлетворении заявленных требований исходя из следующего.
     Нарушением исключительного права правообладателя (незаконным использованием товарного знака) признается использование без его разрешения в гражданском обороте на территории Российской Федерации товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров (ст. 4 Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания, наименования мест происхождения товаров»). При этом степень сходства сравнивается с учетом звуковых (фонетических), графических и смысловых критериев. 
     Судом установлено, что ответчик использует фрагменты словесного элемента «Мастер-Строй» только в своем фирменном наименовании, причем порядок их написания изменен в отличие от зарегистрированного варианта, что позволяет сделать вывод о том, что между зарегистрированным товарным знаком и наименованием ответчика имеются графические и фонетические различия, ощутимые при написании и произнесении данных слов.
     В словесном элементе товарного знака использованы общеупотребляемые слова «мастер» и «строй», лишенные признаков оригинальности, что свидетельствует об отсутствии заперта на их использование в иных словосочетаниях.
     Данные обстоятельства в совокупности позволили суду сделать вывод об отсутствии сходства фирменного наименования ответчика и словесного элемента товарного знака истца, т.е. об отсутствии нарушения исключительного права истца.

     
     6. Использование в рекламе услуг принадлежащего рекламодателю телефонного номера, частично воспроизводящего числовой фрагмент товарного знака, индивидуализирующего такие же услуги, не затрагивает исключительное право правообладателя на использование этого знака.
     
     Дело № А43-21779/2004 15-691
     
     В арбитражный суд обратился индивидуальный предприниматель к обществу с требованием запретить использовать словесное обозначение, зарегистрированное истцом как товарный знак, при оказании услуг, в рекламе и на документации, связанной с введением услуг в гражданский оборот.
     Ответчик возразил, указав, что, рекламируя оказываемые услуги, использует числовое обозначение принадлежащего обществу телефонного номера.
     Суд отказал в удовлетворении заявленных предпринимателем требований исходя из следующего.
     Судом установлено, что истцу принадлежит исключительное право на комбинированный товарный знак «ТАКСИ 555» и товарный знак «Три пятерки», индивидуализирующие оказываемые им услуги такси.
     Ответчик также оказывает услуги такси, используя при  этом в рекламе принадлежащий ему телефонный номер 555-777, т.е. предлагая потенциальным клиентам делать заказ по этому номеру.
     Факт использования ответчиком словесного обозначения «три пятерки» истец не доказал.
     Что же касается использования обществом при рекламе своих услуг телефонного номера, частично воспроизводящего числовой фрагмент товарного знака, принадлежащего предпринимателю, то суд пришел к выводу, что само по себе такое использование телефонного номера не затрагивает исключительного права истца, поскольку этот номер индивидуализирует не оказываемые обществом услуги, а принадлежащее ему средство связи, т.е. не является коммерческим обозначением.
     Исключительное право правообладателя на использование товарного знака не может ограничивать использование по назначению телефонного номера его владельцем.     
     
     7. Использование товарного знака с согласия обладателя исключительного права на этот знак, полученное до регистрации самого товарного знака, не является нарушением исключительного права правообладателя.
     
     Дело № А43-30880/2006 23-590
     
     В арбитражный суд обратился индивидуальный предприниматель 1 с иском к индивидуальному предпринимателю 2 об обязании прекратить использование принадлежащего истцу товарного знака при производстве продукции, удалении этого товарного знака с изготовленной продукции, опубликовании вынесенного судебного решения в целях восстановления деловой репутации и взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака.
     В обоснование своих требований истец указал, что товарный знак используется ответчиком без его разрешения при производстве и реализации товара, однородного с товаром, на индивидуализацию которого направлен товарный знак.
     Ответчик возразил, сославшись на то, что использует товарный знак истца с согласия последнего.
     Суд отказал в удовлетворении исковых требований исходя из следующего.
     Регистрация товарного знака не дает право его владельцу запретить использование этого товарного знака другим лицам в отношении товаров, которые были введены в хозяйственный оборот непосредственно владельцем товарного знака или с его согласия  (ст. 23 «О товарных знаках, знаках обслуживания, наименования мест происхождения товаров»). Т.о., закон защищает право лица на использование чужого товарного знака при наличии ранее полученного, в том числе и до регистрации этого товарного знака, и действующего согласия правообладателя.  
     Судом установлено, что ответчик использует товарный знак истца «Стряпуха», индивидуализирующий масла растительные пищевые, для обозначения производимого ответчиком однородного товара - фасованного нерафинированного растительного масла.
     Использование указанного словесного обозначения осуществляется ответчиком на основании действующего договора с истцом, заключенного до регистрации последним этого словесного обозначения в качестве товарного знака. Согласно этому договору истец предоставил ответчику на безвозмездной основе исключительную лицензию на использование товарного знака (на товаре, упаковке, сопроводительной и деловой документации, в рекламе) при производстве и реализации фасованного нерафинированного растительного масла.
     Позиция суда соответствует рекомендациям Президиума ВАС РФ, согласно которым изготовление товара с использованием обозначения, зарегистрированного впоследствии в качестве товарного знака, не является нарушением прав на товарный знак, если оно осуществляется по ранее заключенному договору с владельцем товарного знака (п. 7 Информационного письма от 29.07.1997 № 19).

     8. Использование словесного обозначения сходного до степени смешения с товарным знаком по фонетическому, графическому и смысловому признакам в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, без разрешения обладателя исключительного права на этот товарный знак является незаконным использованием товарного знака.
     
     При определении размера денежной компенсации за незаконное использование товарного знака суд оценивает ее соразмерность тяжести совершенного правонарушения, продолжительность незаконного использования товарного знака, принятие правонарушителем мер, направленных на прекращение правонарушения. 
     
     Дело № А43-3548/2007 4-89
     
     В арбитражный суд обратилось закрытое акционерное общество с иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании с последнего компенсации в размере 1 000 000 руб. (10 000 МРОТ) за незаконное использование товарного знака истца.
     В обоснование заявленных требований истец указал, что является обладателем исключительного права на использование товарного знака, который без его разрешения использовался ответчиком при производстве и реализации (в т.ч. рекламе) товаров однородных с товарами, на индивидуализацию которых направлен товарный знак истца. 
     Возражая против заявленных требований, ответчик заявил, что продукция производилась им с использованием словесного обозначения отличного от товарного знака истца.
     Суд удовлетворил требования истца, снизив при этом размер компенсации до 100 000 руб., исходя из следующего.
     Нарушением исключительного права правообладателя (незаконным использованием товарного знака) признается использование без его разрешения в гражданском обороте на территории Российской Федерации товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, в том числе размещение товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения: на товарах, этикетках, упаковках этих товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, связанной с этим документации, а также в сети Интернет (ст. 4 Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания, наименования мест происхождения товаров»). При этом степень сходства сравнивается с учетом звуковых (фонетических), графических и смысловых критериев.
     Ответственность за названное правонарушение предусмотрена ст. 46 названного Закона, согласно п. 4 которой  правообладатель  вместо требования о возмещении убытков вправе требовать от правонарушителя выплаты  определяемой судом денежной компенсации в размере от 1 тысячи до 50 тысяч МРОТ, установленных федеральным законом.
     Судом установлено, что истец является обладателем исключительного права на комбинированный товарный знак с основным фрагментом в виде словесного обозначения «ЗОЛОТАЯ ХОХЛОМА», индивидуализирующий косметическую продукцию. Использование этого товарного знака он ответчику не разрешал.
     В период действия регистрации товарного знака истца ответчик разместил на своем сайте в сети Интернет рекламу косметической продукции, в которой использовал словесное обозначение «коллекция «ЗОЛОТАЯ ХОХЛОМА», и продавал гель для душа, этикетка которого содержала то же обозначение.
     При этом в отличие от словесного обозначения «ЗОЛОТАЯ ХОХЛОМА» выполненного крупным шрифтом, слово «коллекция» выполнено мелким шрифтом, в результате чего при визуальном осмотре продукции явно выделяется словесное обозначение «ЗОЛОТАЯ ХОХЛОМА». Т.о., словесное обозначение, использованное ответчиком, сходно до степени смешения с товарным знаком истца, что свидетельствует о незаконном использовании этого товарного знака.
     До обращения истца в суд за защитой нарушенного права ответчик прекратил выпуск косметической продукции с использованием указанного словесного обозначения и уничтожил этикетки его содержащие. Период времени, в течение которого ответчик использовал это словесное обозначение, составил девять месяцев, при этом в оборот было введено 12 514 единиц товара.
     Определяя размер денежной компенсации, суд учел стоимость введенного ответчиком в оборот товара, непродолжительность срока незаконного использования товарного знака и добровольное прекращение нарушения исключительного права истца. 
     
     9. Использование без разрешения владельца товарного знака в публикациях в средствах массовой информации, в информации рекламного характера, в предложениях к продаже и в сети Интернет сходного с этим товарным знаком обозначения в отношении товаров, входящих в область охраны товарного знака, могущее вызвать смешение разных субъектов предпринимательской деятельности, является нарушением исключительного права на товарный знак и подлежит запрету.
     
     Дело № А43- 5226/2006 22-118-2
     
     В арбитражный суд обратилось закрытое акционерное общество с иском к открытому акционерному обществу о запрещении использовать словесное обозначение, тождественное товарному знаку истца, в отношении товаров, для индивидуализации которых этот товарный знак зарегистрирован, удалении этого обозначения с наружной вывески магазина, принадлежащего ответчику, и об исключении обозначения из доменного имени и содержания сайта ответчика в сети Интернет.
     Ответчик, возражая против заявленных требований, сослался на то, что правообладателем на указанный в иске товарный знак является не истец, а другое лицо. Кроме того, спорное словесное обозначение является фрагментом зарегистрированного фирменного наименования открытого акционерного общества, использование которого не является нарушением исключительного права истца на его фирменное наименование.  
     Суд удовлетворил требования истца исходя из следующего.
     Нарушением исключительного права правообладателя (незаконным использованием товарного знака) признается использование без его разрешения в гражданском обороте на территории Российской Федерации товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, в том числе размещение товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения: на товарах, этикетках, упаковках этих товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, связанной с этим документации, а также в сети Интернет (ст. 4 Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания, наименования мест происхождения товаров»). При этом степень сходства сравнивается с учетом звуковых (фонетических), графических и смысловых критериев.
     Правообладатель вправе требовать запрещение незаконного использования товарного знака (ст.ст. 4, 46 того же Закона). 
     Судом установлено, что истцу принадлежит исключительное право на товарный знак  «АРЛАН», перешедшее к нему по уступке от первоначального правообладателя (лица, на которое ссылался ответчик в своих возражениях).  Названный товарный знак индивидуализирует транспортные средства, продаваемые истцом. Использовать этот товарный знак истец ответчику не разрешал.
     В то же время ответчик при продаже транспортных средств использует товарный знак «АРЛАН» в рекламе, содержании своего сайта в сети Интернет, на вывеске магазина и словесное обозначение «arlan» в наименовании доменного имени названного сайта.
     По фонетическим и смысловым критериям словесное обозначение «arlan» сходно с товарным знаком истца до степени смешения.
     Поскольку использование без разрешения владельца товарного знака  в  публикациях в средствах массовой информации, в информации рекламного характера, в предложениях к продаже и в сети Интернет того же обозначения в отношении товаров, входящих в область охраны товарного знака, может вызвать смешение разных субъектов предпринимательской деятельности, то такие действия подлежат запрету (ст. 10bis Конвенции от 20.03.1883 по охране промышленной собственности).
     Довод ответчика по поводу правомерности использования им своего фирменного наименования судом во внимание принят не был, так как в данном случае предмет спора - нарушение исключительного права на товарный знак.   
      
     10. Совместное нарушение исключительного права на товарный знак, влечет солидарную ответственность нарушителей.
     
     Размер денежной компенсации, подлежащей выплате нарушителем исключительного права на товарный знак его обладателю, определяется судом с учетом реальной степени различительной способности товарного знака, а также длительности правонарушения и стоимости товара, в отношении которого нарушителем использован товарный знак.
     
     Незаконное использование чужого товарного знака на упаковке товара, не отличающегося в худшую сторону от товара, производимого обладателем исключительного права на этот товарный знак, не влечет причинения последнему репутационного вреда и, как следствие, не влечет возникновения у него права требовать от нарушителя публикации судебного решения в целях восстановления деловой репутации.
       
     Дело № А43-7273/2007 10-142
     
     В арбитражный суд обратился индивидуальный предприниматель 1 с иском к Обществу (ответчик 1) и индивидуальному предпринимателю 2 (ответчик 2) о солидарном взыскании денежной компенсации в размере 5 000 000 руб. за незаконное использование товарного знака истца и обязании ответчиков опубликовать судебное решение в целях восстановления деловой репутации.
     Заявленные требования истец мотивировал тем, что ответчики, используя без его разрешения словесное обозначение сходное до степени смешения с принадлежащим ему товарным знаком, совместно ввели в гражданский оборот товар, однородный с товаром, на индивидуализацию которого направлен товарный знак, чем причинили правообладателю убытки и умалили его деловую репутацию.
     Ответчики, признав факт незаконного использования товарного знака истца, указали на то, что, по их мнению, ущерб, причиненный истцу их действиями, незначителен с связи с чем заявленный размер компенсации явно несоразмерен совершенному правонарушению. Кроме того, их действия не могли причинить какого-либо репутационного вреда.
     Суд частично удовлетворил исковые требования исходя из следующего. 
     Совместное совершение гражданского правонарушения влечет солидарную ответственность лиц, его совершивших (ст.ст. 322, 1080 ГК РФ).
     Владелец товарного знака вместо требования о взыскании убытков вправе требовать от лица, незаконно использующего этот товарный знак, выплаты определяемой судом денежной компенсации в размере от 1 тысячи до 50 тысяч МРОТ (п. 4 ст. 46 Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания, наименования мест происхождения товаров»). При этом, определяя размер денежной компенсации, суд учитывает реальную степень различительной способности товарного знака, а также стоимость товара, в отношении которого нарушителем использован товарный знак.
     Владелец товарного знака чье исключительное право на этот знак было нарушено, вправе помимо требования о прекращении нарушения этого права и требования о взыскании убытков, предъявить требование о публикации судебного решения в целях восстановления деловой репутации (п. 2 ст. 46 того же Закона). В силу ч. 1 ст. 65 АПК РФ факт причинения репутационного вреда доказывается лицом, заявившим требование о публикации судебного решения.
     Судом установлено, что истец является владельцем зарегистрированного товарного знака, содержащего фрагмент в виде словесного обозначения «Лакомство Колибри», индивидуализирующего товары 30 класса, в т.ч. мороженное. 
     Ответчик 1, размещавший заказы на изготовление различного мороженного у истца и ответчика 2, а также поставлявший им упаковочный материал, поставил ответчику 2 для упаковки мороженного упаковочный материал, на который была нанесена следующая информация о том, что наименование мороженного «Лакомство Колибри», а изготовитель истец. В свою очередь ответчик 2 упаковал в этот упаковочный материал, изготовленное им мороженное, которое затем было поставлено в розничную торговую сеть. Разрешение на использования указанной информации истец ответчикам не давал. Данные факты были подтверждены ответчиками.
     Таким образом, ответчики совместно незаконно использовали товарный знак истца. Вместе с тем, при определении размера денежной компенсации, подлежащей выплате ответчиками солидарно истцу, суд учел, что, по признанию самого истца, в данном случае для потребителей регионального товарного рынка мороженного с точки зрения различительной способности и индивидуализации товаров, производимых истцом, большее значение имеет не товарный знак, а указание на упаковке в качестве производителя истца, что вероятно является следствием недостаточной рекламы товарного знака и отсутствие знака его правовой охраны в сведениях, предоставленных истцом ответчику 1 для производства упаковочного материала. Кроме того, суд учел, что по делу доказан лишь факт единичного использования ответчиками одного рулона материала для упаковки мороженного общей стоимостью 27 016 руб. Исходя из этого, суд определил компенсацию в размере 1 тысячи МРОТ (100 000 руб.).
     В то же время суд отказал истцу в удовлетворении требования о публикации судебного решения, поскольку последним не были представлены доказательства причинения ему репутационного вреда, а материалы дела не содержат сведений, свидетельствующих о низком качестве мороженного, введенного в оборот ответчиками с незаконным использованием товарного знака истца, о несоответствии его каким-либо нормативным показателям, об отличии в худшую сторону от мороженного, производимого истцом.   
     
     11. Прекращение нарушения исключительных прав на товарный знак, произведенное нарушителем до рассмотрения судом его спора с правообладателем, может служить основанием для уменьшения судом размера денежной компенсации, подлежащей выплате правообладателю. 
     
     Дело № А43-35931/2006 23-733
     
     В арбитражный суд обратилось Производственное объединение с иском к Обществу о прекращении незаконного использования товарного знака и взыскании денежной компенсации в размере 5 тысяч МРОТ.
     Ответчик исковые требования признал частично, поскольку до рассмотрения судом данного спора прекратил незаконно использовать товарный знак, правообладателем которого является истец.
     Как установлено судом, истец обладает исключительным правом на использование товарного знака. Ответчик выпускал продукцию, незаконно используя товарный знак истца, однако до момента рассмотрения спора в суде, прекратил незаконно его использовать, о чем представил доказательства в суд.
     Суд удовлетворил требования истца частично, исходя из следующего.
     Статьей 46 Закона РФ от 23.09.1992 № 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товара» установлена ответственность за нарушение права правообладателя на товарный знак, в том числе и право правообладателя товарного знака требовать о прекращении нарушения его исключительного права на использование товарного знака и выплаты ему денежной компенсации в размере от 1 тысячи до 50 тысяч МРОТ, установленных федеральным законом.
     Поскольку ответчик оперативно принял меры к прекращению нарушения прав истца на товарный знак до рассмотрения данного спора в суде, в удовлетворении заявленных требований в части прекращения незаконного использования товарного знака судом было отказано, а размер денежной компенсации, подлежащей выплате истцу, уменьшен до размера 1 тысячи МРОТ, установленных федеральным законом.
     
     

III. Защита фирменного наименования.


     12. Фирменное наименование может быть использовано только с согласия обладателя исключительного права на него. Нарушитель этого права по требованию правообладателя обязан прекратить использовать фирменное наименование и возместить причиненные убытки.
     
     Дело № А43-4783/2006 4-110 


     В арбитражный суд обратилось Общество с иском об обязании прекратить незаконное использование его фирменного наименования.
     Ответчик отзыва, возражений на исковые требования в суд не представил.
     В процессе рассмотрения дела, судом установлено, что в 1998 году истцом было зарегистрировано Общество, наименование которого соответствует требованиям, предъявляемым законом к фирменному наименованию юридического лица, а потому является объектом исключительного права создателя на его использование.
     В 2005 году было зарегистрировано юридическое лицо с тождественным фирменным наименованием фирменному наименованию истца.
     Оценив представленные доказательства, суд удовлетворил исковые требования по следующим основаниям.
     К фирменному наименованию, под которым коммерческая организация выступает в гражданском обороте и которое позволяет индивидуализировать ее в ряду других участников оборота с тем, чтобы правдиво отражать правовое положение юридического лица и не вводить в заблуждение участников гражданского оборота, законодатель предъявляет ряд требований (так называемых принципов фирмы): во-первых, фирменное наименование должно содержать соответствующее действительности указание на организационно-правовую форму юридического лица (принцип истинности), во-вторых, фирменное наименование должно обладать признаками, которые бы не допускали смешения одной фирмы с другой. Из этого вытекает принцип исключительности фирмы, в соответствии с которым фирменное наименование должно быть новым и отличным от уже используемых.
     Фирменное наименование, будучи средством индивидуализации его обладателя и являясь объектом исключительного права, может быть использовано только с согласия правообладателя (часть 2 статьи 138 Гражданского кодекса Российской Федерации).
     В статье 54 (пункте 4) названного Кодекса установлено, что юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, должно иметь фирменное наименование. Юридическое лицо, фирменное наименование которого зарегистрировано в установленном порядке, имеет исключительное право его использования.
     Лицо, неправомерно использующее чужое зарегистрированное фирменное наименование, по требованию правообладателя права на фирменное наименование обязано прекратить его использовать и возместить причиненные убытки.
     Использование ответчиком в качестве фирменного наименования вновь созданного юридического лица ранее зарегистрированное фирменное наименование нарушает исключительное право истца на использование принадлежащего ему средства индивидуализации.
     


IV. Защита патента.


     13. При рассмотрении иска о пресечении незаконного использования запатентованной полезной модели, суд должен исследовать каким именно способом использовалась эта полезная модель ответчиком и не связанно ли использование полезной модели с вводом ее в гражданский оборот самим правообладателем. 
     
     Дело № А43-27661/2006 15-483
     
     В арбитражный суд обратилось Общество с иском о пресечении незаконного использования полезной модели.
     Исковые требования мотивированы тем, что ответчики используют полезную модель без разрешения правообладателя - истца и без заключения лицензионного договора.
     Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, иск удовлетворен в полном объеме по заявленным основаниям.
     Не согласившись с данными судебными актами, ответчики обратились в кассационном порядке с жалобами, в которых просят отменить эти судебные акты в связи с тем, что суды не дали должной правовой оценки договору подряда на выполнение проектных работ, соподрядчиком по которому выступил истец. По мнению ответчиков, анализ данного соглашения и рабочего проекта строительства свидетельствует о том, что Общество добровольно включило в проектную документацию спорный конструктивный элемент (ввело его в оборот), а потому ответчики, являющиеся заказчиком и подрядчиком по реализации данного проекта, легально используют объект интеллектуальной собственности. 
     Кассационная инстанция отменила обжалуемые судебные акты исходя из следующего.
     Как установлено судами первой и апелляционной инстанции, на основании договора генерального подряда ответчик 1 является заказчиком строительства жилого дома, а ответчик 2 - генеральным подрядчиком данного строительства.
     Ответчик 1 и ответчик 3 заключили договор на разработку проектной документации для поименованного строительства, соподрядчиком по которому выступил истец.
     Во исполнение данного соглашения Общество разработало рабочий проект, в котором использована конструкция, защищенная патентом истца на полезную модель, и передало его заказчику. 
     Одновременно с указанными договорами ответчик 2 (генподрядчик строительства) и истец заключили договор на производство строительно-монтажных работ, в котором предусмотрено, что при производстве работ субподрядчик применяет конструкцию, защищенную патентом на полезную модель.
     Позднее Общество приступило к выполнению строительно-монтажных работ и осуществляло их до ноября 2004 года.
     Посчитав, что с ноября 2004 года строительство ведется без участия Общества, последнее обратилось в суд с иском о пресечении незаконного использования полезной модели, правом на которую оно обладает.
     В соответствии с пунктом 1 статьи 10 Патентного закона Российской Федерации патентообладателю принадлежит исключительное право на полезную модель. Никто не вправе использовать запатентованную полезную модель без разрешения патентообладателя, в том числе совершать следующие действия, за исключением случаев, если такие действия в соответствии с настоящим Законом не являются нарушением исключительного права патентообладателя: изготовление, применение, предложение к продаже, продажу, иное введение в гражданский оборот.
     В статье 11 Патентного закона Российской Федерации установлен перечень действий, не являющихся нарушением исключительного права патентообладателя. Согласно последнему абзацу данной нормы не признаются нарушением исключительного права патентообладателя ввоз на территорию Российской Федерации, применение, предложение о продаже, продажа, иное введение в гражданский оборот или хранение для этих целей продукта, в котором использованы запатентованная полезная модель, в которой использован запатентованный промышленный образец, если эти продукт или изделие ранее были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации патентообладателем или иным лицом с разрешения патентообладателя.
     Направляя дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции указал на необходимость оценки действий Общества при разработке проектной документации, а также участие истца в строительно-монтажных работах с точки зрения правил, устанавливающий ряд ограничений исключительного права патентообладателя, и глав 37, 38 Гражданского кодекса Российской Федерации, с учетом пункта 2 статьи 10 Патентного закона РФ, согласно которому полезная модель признается использованным в продукте или способе, если продукт содержит, а в способе использован каждый признак полезной модели, приведенный в независимом пункте формулы полезной модели, либо признак, эквивалентный ему и ставший известным в качестве такового в данной области техники до совершения действий, указанных в пункте 1 настоящей статьи, в отношении продукта или способа. После чего установить форму незаконного использования ответчиками спорной полезной модели истца, защищенной патентом.
      


     
     
     
     
     Отдел анализа и обобщения судебной практики и информатизации.

Имущественный спор

Укажите сумму иска (руб):  

Неимущественный спор

Классификация спора:


по

Сумма задолженности 0 руб. 0 коп. , в том числе НДС 18% 0 руб. 0 коп.
Период просрочки с по :
Ставка рефинансирования: 8.25%
Проценты итого за период = -

Вид спора:

Имущественный спор
Неимущественный спор